экспериментальное
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
экспериментальное
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНЬЕ
московская школа новой литературы
московская школа новой л
БОРИС КЛЮШНИКОВ
экспериментальное
ПРОЗА
проза
В новом учебном году редсовет [Транслит] открывает новую Лаборатория — прозы и экспериментального литературоведения, в которой будет сочетаться теоретический разбор того, как устроено модернистское повествование или советский sci-fi, с практическими семинарами ведущих современных прозаиков. Это позволит студентам не только определиться со своим методом письма, но и получить отзывы авторов современной прозы на свои пробы пера. Практические курсы будут представлены «Мастерской короткой прозы» Дениса Осокина и «Мастерской неконвенциональной прозы» Аллы Горбуновой, которая будет посвящена не только практике, но и теории нарушения правил в пространстве повествования. Кроме этого, студенты смогут посещать теоретические семинары Олега Горяинова «Катакомбы модернизма: фрагменты из истории насилия ХХ века» и Бориса Клюшникова, который будет посвящен советской фантастике. Наконец, уникальным опытом, размещенным между теоретическим нарративом и практикой повествования, станет авторский семинар Павла Пепперштейна посвященный проблеме существования, записи и стирания литературного канона.
Денис Осокин
«Мастерская короткой прозы»
Алла Горбунова
«Теория и практика нарушений всех правил в пространстве повествования»
Олег Горяинов
«Катакомбы модернизма: фрагменты из истории насилия ХХ века»
Борис Клюшников
«Советская вне/научная фантастика»
Павел Пепперштейн
Лекции по русскому литературному канону
Курсы осени 2021
Денис Осокин. Мастерская короткой прозы
Правильнее всего наш курс было бы назвать ИСКУССТВО СЛОВА, но давайте назовем его МАСТЕРСКАЯ ПРОЗЫ, более того – МАСТЕРСКАЯ КОРОТКОЙ ПРОЗЫ, и оговоримся, что речь в нем будет идти и о ПОЭЗИИ, без нее мы никак, потому что ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА – это единый путь, на котором слово человека становится вторым в природе по силе после слова Бога, если мы в это верим.

МАСТЕРСКАЯ СЛОВА – пожалуй так будет всего верней.

А проза, короткая проза – пусть станет нашей путеводной нитью. Потому что короткий рассказ – со спичечный коробок, с ладонь, с две ладони, с бумажный самолетик, со страницу или в несколько страниц, не больше чем пальцев на ладони – это пожалуй форма, обладающая в художественной литературе САМЫМИ широкими возможностями. Автор рассказов с небольшим количеством слов, возможно, больше всего успевает в жизни среди пишущих собратьев, успевает до наибольшего дотянуться, в наибольшем количестве мест побывать (в любых мирах, время художнику не помеха, смерть тоже). НО! – в каком жанре родится произведение зависит от замысла и от сердца автора. МАСТЕРСКАЯ КОРОТКОЙ ПРОЗЫ – можно смело выплыть из гавани с таким именем. А дальше – разберемся, увидим.
Алла Горбунова. Мастерская неконвенциональной прозы: теория и практика нарушения правил в пространстве повествования
Проза гораздо в большей степени, чем поэзия, востребована широким читателем. Однако этот более высокий интерес к ней может даже выступать своего рода препятствием для художественного поиска. Читатель и критик, сталкиваясь с записанным прозой текстом, часто имеет уже готовые представления о том, какой проза может, а какой не может быть. Эти готовые представления – часто не очевидные, не проговариваемые, но в огромной степени определяющие событие встречи читателя и текста пред-установки восприятия.

Большая часть современной художественной прозы – проза коммерческая, то есть такая, от которой ожидают, что она должна продаваться. Некоммерческая проза часто воспринимается как некое нишевое и недостаточно профессиональное явление, и встреча с ней непривыкшего к таким текстам читателя часто приводит к своего рода когнитивному диссонансу. Этот когнитивный диссонанс может быть обусловлен тем, что такая проза нарушает те самые негласные конвенции, которые подразумевает сам порядок написания и обращения книг в обществе, не согласовывается с теми пред-установками восприятия, которые есть у многих читателей.

В рамках данного курса мне хотелось бы поставить вопрос об этих пред-установках восприятия по отношению к художественной прозе, попробовать понять, каковы они и откуда они берутся, увидеть стоящий за ними философский и теоретический бэкграунд, исторические и материальные факторы, их обусловливающие (под материальными факторами я имею в виду, в частности, сам порядок производства и циркуляции книг в обществе, неизбежно накладывающий и на сами тексты свою печать).

Также мне хотелось бы обсудить, каковым может быть продуктивное уклонение от этого «канона восприятия», как художественные тексты могут его подрывать или от него ускользать, и на пределе – менять и пересоздавать его. Можно было бы попробовать выявить и обсудить те правила, которые действуют в условно конвенциональной прозе, посмотреть, как с ними дело обстоит в прозе условно неконвенциональной, и попробовать предложить разные безумные альтернативы.

Этот курс отнюдь не подразумевает, что неконвенциональная проза обязательно лучше конвенциональной, он, скорее, хочет поставить под вопрос сами эти границы. Неконвенциональная проза – пространство более высокого риска, и движение в этом пространстве гораздо чаще приводит к творческим неудачам. Однако многие из наиболее замечательных в творческом плане вещей как раз и написаны на грани фола. Задача этого курса – не аналитическая деконструкция, а осмысление текстов и способов письма, предлагающих опыт художественного мышления поверх барьеров. Такого мышления, которое было бы равно свободно и от конвенций, которые ограничивают творческое письмо, и от навязчивого желания эти конвенции нарушать. Рассматриваемая в данном курсе проза – не протест или отрицание, а опыт свободного письма, которое может пересоздавать самые глубинные основания того, что считают художественным текстом. Таким образом, это курс в равной степени о том, как нарушать и устанавливать законы.

Про Андрея Платонова пишут, что он как-то сказал, что люди живут сейчас не по внутреннему закону свободы, а по внешнему предначертанию и все они сукины дети. Единственное требование, которое этот курс будет предъявлять к художественному тексту – это чтобы он был написан по внутреннему закону свободы, и именно о таких текстах мы будем говорить для того, чтобы понять – что это такое, внутренний закон свободы, и как он может осуществляться в художественной прозе.

В рамках курса планируется обращаться к текстам Андрея Платонова, Венедикта Ерофеева, Пимена Карпова, Фридриха Ницше, Андрея Белого, Уильяма Берроуза, Карлоса Кастанеды, Виктора Iванiва, Романа Михайлова.

Примерный план занятий:

1. Представление о том, что текст должен быть целым. Завершённость и незавершённость. Чистовик и черновик. Единство и множественность.

2. Пред-установки восприятия в отношении языка и возможности выхода за их пределы. Жанровые границы. Поэзия и проза, философия и проза, наука и проза.

3. Неконвенциональные темы в художественной прозе.

4. Претензии критиков, привыкших к коммерческой литературе, к неконвенциональной прозе. Что именно их возмущает и почему?

5. Расхожие задачи конвенциональной прозы: развлечение, поучение, хорошо рассказанная история и т.д. Альтернативные возможности понимания задач прозы. Зачем это всё?

6. Экран безопасности. Потребительская позиция по отношению к тексту. Тексты, представляющие опасность.

7. Дар и товар. Разные возможности экономики текста.

8. Социальная относительность пред-установок восприятия. Одновременное существование ряда параллельных канонов. Превращение неконвенционального в конвенциональное. Пред-установки, задаваемые рынком, или пред-установки, задаваемые Академией. Внутренний закон свободы.
Олег Горяинов. «Катакомбы модернизма: фрагменты из истории насилия ХХ века»
Курс посвящен траекториям взаимоотношений между литературным модернизмом и опытом насилия ХХ века. В исследовательской литературе связь между ними обычно маркируется отсылкой 1) либо к насильственным практикам авангардистов, 2) либо к сложной истории сближений модернизма и фашизма, 3) либо к опыту Первой мировой войны и порожденным им фигурам жертв. На лекциях будет предпринята попытка выйти за рамки подобных моделей описания. Акцент будет сделан не на критике и разоблачении насильственных практик, эффектов, следов, но на амбивалентности такой художественной формы как «модернистский роман». Путем прочтения ряда текстов и помещения их в теоретический контекст, будет показано, что опыт насилия не вкладывается в прокрустово ложе современных этических конфигураций, стремящихся минимизировать или полностью исключить подобного рода опыт. Данный курс предполагает смещение читательского внимания с фигур «первого ряда» (Музиль, Кафка, Брехт), к авторам и текстам, прокладывающим менее очевидные, но не менее важные маршруты к сюжету «насилие и модернизм».

Предварительное знакомство с основными текстами по курсу (частью из них) приветствуется, но не является обязательным.

1. Насилие и модернизм: неизбирательное сродство
Постановка проблемы – насилие и модернизм, насилие модернизма, насилие vs. модернизм. Почему Рене Жирар бесполезен для данного курса. Как связаны между собой художественная форма и травматический опыт. Где берут начало насильственные истоки модернистской эстетики. О чем умалчивает полемика Лукача и Адорно о модернизме.

2. Бедность и «южный вопрос»: Павезе / Пессоа
Основные тексты: «Тюрьма», «Дом на холме» Чезаре Павезе; «Книга непокоя» Фернандо Пессоа

3. Природа страха: Рамю / Жионо
Основные тексты: «Трилогия» Шарля Фердинана Рамю («Царствование злого духа», «Смерть повсюду», «Небесная твердь»); «Король без развлечений» Жана Жионо

4. Катастрофа после воображения: Андерс / Шмидт
Основные тексты: «Катакомбы Молюссии» Гюнтера Андерса; трилогия «Ничейного отца дети» Арно Шмидта

5. Пустота насилия: Луи-Комбе / Дефоре
Основные тексты: «Пробел» Клода Луи-Комбе; «Обезумевшая память» Луи-Рене Дефоре

6. Литература чрезвычайного положения: Боланьо /Володин
Основные тексты: «Чилийский ноктюрн» Роберто Боланьо; «Писатели» Антуана Володина

7. Влечение мести: Бернхардт / Хандке
Основные тексты: «Происшествия» Томаса Бернхарда; «Второй меч» Петера Хандке

8. Неистовство образов: Краснахоркаи / Зебальд
Основные тексты: «Сатанинское танго» Ласло Краснахоркаи, «Кольца Сатурна» В. Г. Зебальда
Борис Клюшников. Советская вне/научная фантастика
Павел Пепперштейн. Лекции о русской литературе. Канон и канонизация
Авторский цикл лекций о русской литературе построен вокруг проблемы формирования литературного канона. Функционирование текстов в качестве литературных существенных фактов невозможно без наличия, оспаривания и, как следствие, пересмотра литературного канона. Под каноном обычно понимают корпус «сакрализованных» литературных произведений, ознакомление с которыми носит уже не вполне добровольный, а отчасти принудительный характер (эти тексты входят в школьные программы и задействованы во всех последующих других образовательных программах и т.п.). Момент принудительности знакомства с этими текстами возможно, является определяющим как способ их функционирования, так и ставку в борьбе за этот статус. «Канонизация» того или иного литературного текста помогает ему существовать «над» литературным рынком, «над» текущей конъюнктурой читательских симпатий и даже теоретической привлекательностью текстов для исследователей. Принуждение к чтению является одним из важнейших «неудобств культуры», структурирующих миры национальных языков и жизнь наднациональных человеческих сообществ. Каждый исторический период связан с пересмотром и реструктуризацией литературного канона. В планируемом курсе лекций будут рассмотрены как уже существовавшие каноны (литературный канон XIX века, советский литературный канон, диссидентский литературный канон), так и канон(ы) в процессе становления, а также описаны механизмы и ритуалы канонизации в , настоящее время и гипотетические версии канонов ближайшего будущего.

Предварительный список лекционных тем
(Предупреждение: возможно, некоторые из обозначенных тем останутся нераскрытыми. Лекции могут следовать друг за другом, но эта гирлянда может оборваться в любой момент или же, наоборот, продлиться до совершенно неприличной длины)
Тизер курса Аллы Горбуновой
Выпускники
2020/21
Мария Денисова
Александра Ефименко
Публикация в #24 [Транслит]: Карантинное (ново)образование, постановка фрагмента мюзикла «Терапия»
Прямая речь:

«Для поступления на курс МШНЛ 2020 года нужно было принять участие во вступительных испытаниях, за десять минут до дедлайна я отправила свою 15 минутную пьесу и вот теперь отучившись год, я подала заявку на обучение в 2021 году. Первый год был захватывающе интересным, я занималась во всех возможных лабораториях, а то что не успевала посетит, смотрела в записи. Больше всего удалось сделать на курсе посвященном текстовой опере и мьюзиклу, очень круто и просто устроенный курс - я работала вместе с композитором, артистами, у моих работ были зрители, это очень мощный стимулятор, как «капли датского короля» для храбрости. С документальным театром пока толком ничего не вышло, но зато, во время подготовки к пьесе, я научилась брать интервью. Сейчас продолжаю писать пьесу вместе с преподавателем Андреем Стадниковым и сокурсником Сашей Гореликовым. На курсе Евгении Сусловой в первом семестре я сделала курсовую работу виде инсталяции, которая называлась «Страх перед ничто». Лекции Дениса Осокина сильно повлияли на меня, как будто расширили внутреннее пространство. А самым интересным для меня оказался курс Бори Клюшникова по вне/научной фантастике. Я попробовала себя в роли переводчика Урсулы Ле Гуин, и написала рассказы, которые, в итоге, были опубликованы в журнале «Транслит». В целом, мне очень понравилась атмосфера занятий, уровень дискусси в начале местами был высоковат, но к середине года все в голове улеглось. Некоторые вещи, к сожалению, не удалось охватить, например лекции Михаила Куртова были очень интересными, но нехватало времени прочитать те книги, о которых он говорил. Но записи сохранились, так что можно наверстать».

Дипломные проекты:

Публикация рассказов "Надежда", "Одди" (семинар Б. Клюшникова)в #24 [Транслит]: Карантинное (ново)образование, а также постановка фрагмента несуществующего мюзикла «Терапия» (семинар С. Морозова).
Публикация в #24 [Транслит]: Карантинное (ново)образование
Публикация рассказов "Боги пьют из гжели", "Ваби-саби", "Приемные ирисы", а также фрагмента "Сотворение птиц" в совместном тексте семинара Е. Сусловой "Анализ событий" в #24 [Транслит]: Карантинное (ново)образование
ЗАЯВКА НА ОБУЧЕНИЕ
E-mail
ФИО
ТЕЛЕФОН
Выберите лабораторию
КОММЕНТАРИЙ